Неглинка. Невидимая река

«…Минувшее проходит предо мною…» Владимир Алексеевич Гиляровский, «Москва и москвичи»

По территории современной Москвы протекает около 140 рек и ручьев. 39 из них имеют полностью открытые русла, а 40 целиком забраны в коллекторы. Одной из самых известных является Неглинка или Неглинная

1

Неглинка — не самый большой, но и не самый малый приток Москвы-реки в черте города. Она берёт начало в болотах за Марьиной рощей и протекает семь с половиной километров до своего впадения в Москву-реку у Водовзводной башни2Впервые река упоминается в городских летописях в 1401 году. Сейчас сложно поверить, что Неглинка тогда была полноводной рекой, в которой ловили рыбу, использовали как транспортную артерию. Течение реки позволяло устраивать на её русле мельницы. При разливах ширина реки достигала полутора километров и глубины до 25 метров

3Происхождение названия имеет лишь версии. Неглинок — болото. Неглинна — река с песчаным дном. Или Неглимна от «нёгла» — лиственница. Река, заросшая этими деревьями. После слияния Неглинки с речкой Напрудной в районе нынешнего Садового Кольца русло разливалось каскадом естественных проточных прудов, из которых река устремлялась самотоком в сторону Кремля. Отсюда ещё одно её название — Самотёка. Достоверность ни одной из версий уже установлена быть не может. Да и нужна ли эта достоверность?4Неглинка — уникальное явление. В том смысле, что все об этой реке знают, но никто ее не видел, так как первый участок русла был заключён в трубу еще в 1819 году. Зато, будучи скрытой от глаз людских, сколько следов в московских названиях оставила Неглинка! Это и Неглинная улица, полностью повторяющая русло реки, и три Неглинных переулка5Кузнецкий мост, разобранный в том же 1819 году.
Остались только рисунки-реконструкции советского художника и увлеченного историка Лопяло Карла Карловича 6 Всего же через Неглинку было перекинуто четыре моста — Кузнецкий, Петровский, (на месте Малого театра), Воскресенский (возле бывших Воскресенских ворот Китай-Города) и Троицкий. Последний жив до сих пор и соединяет Троицкую башню с Кутафьей 7Трубная площадь — не самое, может быть, благозвучное название. Но оно все от той самой трубы, в которую засунули несчастную Неглинку8«Издеваться» над рекой начали ещё при Петре I в самом начале 1700-х годов, возведя на берегах Неглинки фортификационные сооружения — болверки, предназначавшиеся для защиты Кремля. Это строительство было сопряжено с изменением естественно русла и осушением одного из русловых прудов. В начале XIX века болверки были разобраны, однако строительство Земляного города потребовало заключения русла в коллектор. С этого и началась подземная история реки

Еще в екатерининские времена она была заключена в подземную трубу: набили свай в русло речки, перекрыли каменным сводом, положили деревянный пол, устроили стоки уличных вод через спускные колодцы и сделали подземную клоаку под улицами. Кроме «законных» сточных труб, проведенных с улиц для дождевых и хозяйственных вод, большинство богатых домовладельцев провело в Неглинку тайные подземные стоки для спуска нечистот, вместо того чтобы вывозить их в бочках, как это было повсеместно в Москве до устройства канализации. И все эти нечистоты шли в Москву-реку. Это знала полиция, обо всем этом знали гласные-домовладельцы, и все, должно быть, думали: не нами заведено, не нами и кончится!9Второе серьёзное вмешательство в жизнь Неглинки произошло 60 лет спустя:

В восьмидесятых годах девственную неприкосновенность Театральной площади пришлось ненадолго нарушить, и вот по какой причине. Светловодная речка Неглинка, заключенная в трубу, из-за плохой канализации стала клоакой нечистот, которые стекали в Москву-реку и заражали воду. С годами труба засорилась, ее никогда не чистили, и после каждого большого ливня вода заливала улицы, площади, нижние этажи домов по Неглинному проезду. Потом вода уходила, оставляя на улице зловонный ил и наполняя подвальные этажи нечистотами. Так шли годы, пока не догадались выяснить причину. Оказалось, что повороты (а их было два: один — под углом Малого театра, а другой — на площади, под фонтаном с фигурами скульптора Витали) были забиты отбросами города. Подземные болота, окружавшие площадь, как и в древние времена, тоже не имели выхода. Начали перестраивать Неглинку, открыли ее своды10 Третья реконструкция подземных коллекторов была затеяна в 60-е годы прошлого столетия. Причина вынужденных работ была той же, что описывал Гиляровский. При каждом сильном ливне район Трубной площади заливало так, что вода водопадом хлестала в двери магазинов и в нижние этажи домов этого района. Происходило это оттого, что не чищенная подземная клоака Неглинки, проведенная от Самотеки под Цветным бульваром, Неглинным проездом, Театральной площадью и под Александровским садом вплоть до Москвы-реки, не вмещала воды, переполнявшей ее в дождливую погоду. Это было положительно бедствиемнаводнение_3К началу семидесятых XX века были построены новые бетонные своды, задублированы первозданные коллекторы, которые перестали справляться с пропуском паводков из-за повсеместно утроенных в городе ливневых колодцев.11 Если раньше часть ливневой и талой воды уходила в Москву-реку по мостовым или фильтруясь через почву, то с асфальтовых покрытий все осадки могли попасть в неё только по ливневым стокам, соединенным с Неглинкой. Особенное опасение вызывала пропускная способность участка коллектора перед устьем. Поэтому ниже гостиницы «Метрополь» реку разделили, и было сооружено второе подземное русло с устьем напротив Балчуга12 Неглинка могла подвергнуться и четвертой реинкарнации. При реконструкции Манежной площади в 90-х годах одним из проектов предусматривалось извлечение реки на свет божий в районе Александровского Сада. Но это потребовало бы огромных земляных и гидротехнических работ, поскольку глубина коллектора реки на этом участке составляет более 7 метров. К счастью, ограничились «декоративной» Неглинкой вдоль Кремлёвской стены 13Я как-то шел по Неглинной и против Государственного банка и увидал посреди улицы деревянный барак, обнесенный забором, вошел в него, встретил инженера, производившего работы, — оказалось, что он меня знал, и на мою просьбу осмотреть работы изъявил согласие. Посредине барака зияло узкое отверстие, из которого торчал конец лестницы

Мы спустились в коллектор Неглинки в сквере за Театром им. Дурова на Олимпийском проспекте. Сопровождавший нас диггер сначала подсвечивал сверху скользкие и ржавые скобы, а потом нырнул вслед за нами, ловко задвинув за собой чугунный люк 14.1Никто не обратил внимания на нашу операцию — сделано было все очень скоро: подняли решетку, опустили лестницу. Из отверстия валил зловонный пар. Федя-водопроводчик полез первый; отверстие, сырое и грязное, было узко, лестница стояла отвесно, спина шаркала о стену. Послышалось хлюпанье воды и голос, как из склепа:

— Лезь, что ли!

На нас тоже никто не обратил внимания. Гулявший в сквере с собакой местный житель скорее всего уже давно привык к идиотам, каждый вечер натягивающим сапоги ОЗК на неприметной лавочке перед памятником и спускающимся в подземелье14Я остался один в этом замурованном склепе и прошел по колено в бурлящей воде шагов десять. Остановился. Кругом меня был мрак. Мрак непроницаемый, полнейшее отсутствие света. Я повертывал голову во все стороны, но глаз мой ничего не различал

Коллектор действительно не имеет никакого освещения. Нас спасали налобные фонари и мощный прожектор в руках диггера. В узком тоннеле этого количества света было вполне достаточно 15Мне не трудно было найти двух смельчаков, решившихся на это путешествие. Один из них — беспаспортный водопроводчик Федя, пробавлявшийся поденной работой, а другой — бывший дворник, солидный и обстоятельный. На его обязанности было опустить лестницу, спустить нас в клоаку между Самотёкой и Трубной площадью и затем встретить нас у соседнего пролета и опустить лестницу для нашего выхода. Обязанность Феди — сопутствовать мне в подземелье и светить

Мы без труда нашли в интеренете объявление об этой экскурсии в чрево города. Труднее было записаться на неё. Желающих — хоть отбавляй, а группы состоят всего из шести человек. Большая просто растянется и может затеряться в многочисленных лабиринтах тоннелей. Да и интересный рассказ экскурсовода, заглушаемый шумом воды и гулкими ударами автомобильных покрышек по канализационным люкам, можно услышать лишь находясь рядом с рассказчиком18Мы пошли вперед по глубокой воде, обходя по временам водопады стоков с улиц, гудевшие под ногами. Вдруг страшный грохот, будто от рушащихся зданий, заставил меня вздрогнуть. Это над нами проехала телега. Все чаще и чаще над моей головой гремели экипажи

Грохот автомобильных колёс, с огромной скоростью проскакивающих люки и решётки, сначала действительно пугал. Было ощущение, что наверху постоянно что-то взрывается. Потом к этому начинаешь привыкать, а через пару километров коллектор уходит на значительную глубину, и шумы сверху вообще перестают доноситься17Это было продолжение моей постоянной работы по изучению московских трущоб, с которыми Неглинка имела связь, как мне пришлось узнать в притонах Грачевки и Цветного бульвара

Для нас это была весьма необычная, но тем не менее вполне плановая экскурсия16Я еще подвинулся вперед и услышал шум, похожий на гул водопада. Действительно, как раз рядом со мной гудел водопад, рассыпавшийся миллионами грязных брызг, едва освещенных бледно-желтоватым светом из отверстия уличной трубы. Это оказался сток нечистот из бокового отверстия в стене

В современную Неглинку не попадает ничего, кроме родниковой воды, поcтупающей в русло через специальные керамические трубы. Воду эту, по заверениям гида, можно пить. Мы этого сделать не рискнули. Но визуально чистота притока сомнений не вызвала. Однако диггеры рассказывают, что несколько лет назад из одного ресторана на Самотёчной площади вдруг спустилась труба, через которую стали поступать канализационные стоки. Продолжалось это неделю, после чего диггеры заткнули трубу монтажной пеной. Что произошло дальше в этом ресторане, остаётся только догадываться19Через несколько минут мы наткнулись на возвышение под ногами. Здесь была куча грязи особенно густой, и, видимо, под грязью было что-то навалено… Полезли через кучу, осветив ее лампочкой. Я ковырнул ногой, и под моим сапогом что-то запружинило… Перешагнули кучу и пошли дальше. В одном из таких заносов мне удалось рассмотреть до половины занесенный илом труп громадного дога. Особенно трудно было перебраться через последний занос перед выходом к Трубной площади, где ожидала нас лестница. Здесь грязь была особенно густа, и что-то все время скользило под ногами. Об этом боязно было думать

В 20-е годы прошлого столетия Москва была весьма криминальным городом. Особенно славились слободки, населённые рабочим людом. Проигравшихся в карты действительно иногда сбрасывали в Неглинку. Сейчас такого кошмара конечно же нет. Но идиотов всё-таки хватает. Правда, дальше вентиляционных шахт они боятся заходить 20Мы долго шли, местами погружаясь в глубокую тину или невылазную, зловонную жидкую грязь, местами наклоняясь, так как заносы грязи были настолько высоки, что невозможно было идти прямо — приходилось нагибаться, и все же при этом я доставал головой и плечами свод. Ноги проваливались в грязь, натыкаясь иногда на что-то плотное. Все это заплыло жидкой грязью, рассмотреть нельзя было, да и до того ли было

Дно коллектора лишь слегка замыто чистым песком. Никакого зловония, кроме затхлого запаха влажного кирпича, теперь не осталось. Весеннее половодье и ливневые паводки, когда вода поднимается под самый свод коллектора, смывают все случайно попадающие сквозь ливневые решётки загрязнения 21Я задел обо что-то головой, поднял руку и нащупал мокрый, холодный, бородавчатый, покрытый слизью каменный свод и нервно отдернул руку…

Сталагмиты от фильтрующейся через древнюю кладку грунтовой воды образуются и сейчас. Но окаменеть не успевают, поскольку срок их жизни максимум от весны и до весны22

Я подтянул выше мои охотничьи сапоги, застегнул на все пуговицы кожаный пиджак и стал спускаться. Становилось жутко. Наконец послышались шум воды и хлюпанье. Холодная, до костей пронизывающая сырость охватила меня

На самом деле сегодня в коллекторе достаточно тепло. Проложенные под городом трубы теплосети невольно подогревают коллектор зимой. Летом же жаркий воздух не проникает вглубь колодцев. Таким образом температура круглый год колеблется около +10°С. Чем пользуются для собственного размножения банальные шампиньоны23А вот влажность в коллекторе избыточная. Фотографировать приходилось на задержке дыхания, чтобы выдыхаемый пар не туманил картинку24

Кое-где коллектор изрядно подпорчен современными «зодчими»25Жаль. Сооружение это уникально. Больше нигде в мире нет таких труб, представляющих в сечении куриное яйцо, стоящее на остром конце. Попробуйте раздавить его простым нажатием ладони. Вряд ли получится. Так же и эти коллекторы без малейшего ущерба выдерживали и фундаменты вновь возводимых зданий, и бронетанковые парады, и даже бомбёжки во время Великой Отечественной войны26

Надо сказать, что за Неглинкой сейчас следят и достаточно внимательно. Раз в три месяца специальная комиссия досконально изучает состояние всех участков подземного русла. При необходимости выполняются различные ремонты и очистки. Официальную помощь городским службам оказывают диггеры 27Дошагали в этой вони до первого колодца и наткнулись на спущенную лестницу. Я поднял голову, обрадовался голубому небу.

—   Ну, целы? Вылазь! — загудел сверху голос

Сложно представить, что эта решётка вентиляционной шахты прямо посреди Трубной площади и есть выход из подземной рекиDSC_2944Служа в редакции «Вечерней Москвы», Владимир Алексеевич Гиляровский несколько раз побывал во всех подземных тоннелях Неглинки, при том, что высота отдельных из них не превышает метра, а писатель был под два метра ростом. Помимо книги о Москве и её жителях, Гиляровский написал серию очерков о подземной жизни столицы, благодаря чему в 1926 году Моссовет принял постановление об очистке забитого хламом русла Неглинки. Сам писатель назвал этот документ эпилогом своих статей в общегородской газете29

В общем как-то так…DSC_2943

 

Неглинка. Невидимая река: Один комментарий

  1. Про отсутствие вони странно. В окрестных домах, чьи подвалы недостаточно герметизированы, в дождливый день весьма высоко поднимается гадкий сладковато-ржавый запах. Даже в 100м от нового русла.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *